«Оборотням в погонах» огласят приговор

borlakov_rodstvenniki
Родственники Мурата Борлакова у здания суда, октябрь 2016, фото — kavkaz-uzel.ru

Потерпевшие по делу об избиении до смерти Мурата Борлакова требуют обвинительный приговор и компенсацию морального вреда в размере 5, 5 млн. рублей

В Усть-Джегутинском районном суде сразу после новогодних праздников должен быть оглашен приговор обвиняемым в избиении до смерти 26-летнего Мурата Борлакова сотрудниками полиции.

На скамье подсудимых пятеро сотрудников Усть-Джегутинского районного ОВД — начальник отдела уголовного розыска ОМВД России по Усть-Джегутинскому району Мурат Каракетов, начальник отдела полиции Усть-Джегутинского РОВД Расул Мамчуев, оперуполномоченные Асхат Лайпанов, Казбек Батчаев, а также врио оперуполномоченного отдела уголовного розыска Таулан Айбазов.

borl
Мурат Борлаков справа, фото — kavkaz-uzel.ru

Мурат Борлаков 3 февраля 2014 года был доставлен в районный отдел полиции Усть-Джегутинского района. Спустя час после задержания родственникам стало известно, что его тело доставлено в районное бюро судебно-медицинской экспертизы. Близкие Борлакова, требуя разобраться в случившемся, перекрыли федеральную трассу в районе населенного пункта Усть-Джегута.

«У Мурата все лицо синее, нет живого места на теле, все в гематомах, на руках следы от наручников. Он был весь мокрый, его поливали водой и били электрическим током», — рассказал тогда журналистам дядя убитого Ансар Борлаков.

Обвиняемые вину отрицают

Обвиняемые по делу отрицают свою вину. Причем в своих показаниях каждый из них утверждает, что либо не видел Борлакова, либо видел его всего пять минут. А подсудимый Айбазов утверждает, что вообще в день смерти Борлакова не заходил в здание ОВД.

Из показаний на суде начальника РОВД Мурата Каракетова:

«В тот день троих задержанных доставили в отдел, я находился при этом не более 15 минут, после чего уехал, а когда вернулся, то увидел «скорую помощь» и труп. Детали произошедшего мне неизвестны, на лице у Борлакова телесных повреждений не видел».

Адвокат подсудимого Таулана Айбазова:

«Свидетели (оперативные сотрудники) утверждают, что 3 февраля 2014 года Айбазова в РОВД не было, и никто его не видел, никто с ним не общался».

Потерпевшая сторона уже заявила о намерении привлечь данных свидетелей к ответственности за дачу ложных показаний.

Адвокат подсудимого Асхата Лайпанова:

«Ни один из свидетелей преступления не дал показания, что Лайпанов наносил телесные повреждения с теми целями, мотивом и умыслом, которые указаны в обвинении. Так называемый свидетель Жигунов ни в одном из своих противоречивых показаний не пояснил, с какой целью Лайпанов якобы наносил удары Борлакову».

Адвокат подсудимого Казбека Батчаева:

«Свидетель Жигунов опознал Батчаева по лицу, носу, волосам и худому телосложению. Однако в ходе судебного разбирательства Жигунов пояснил суду, что не может описать Батчаева».

Подсудимые виновны, но правду не говорят

Вина подсудимых полностью доказана, говорят родственники Мурата Борлакова, которые приходят на каждое судебное заседание.

Потерпевшие изначально думали, что хоть кто-то из подсудимых наберется смелости и расскажет правду.

«Самый главный из них Мурат Каракетов, поскольку он начальник отдела уголовного розыска и давал указания. Нам показалось, что остальные побоялись говорить правду только потому, что находились под его давлением. В любом случае они все должны понести ответственность, они все участвовали в таком жестоком убийстве», — сказала одна из родственниц Борлаковых.

Кроме того известно, что на некоторых из подсудимых ранее поступали жалобы на избиения других задержанных.

У подсудимых изначально был умысел по причинению тяжкого вреда здоровью Борлакова, опасного для жизни, в свою очередь заявил на суде адвокат потерпевших Павел Мишарин.

Одним из ключевых свидетелей обвинения был Сослан Жигунов, который, по его словам, был доставлен в полицию вместе с Муратом Борлаковым и стал непосредственным очевидцем его избиения.

Показания свидетеля Жигунова играют важную роль в деле и без них доказать вину подсудимых было бы гораздо сложнее.

«Я задавал на одном из судебных заседаний вопрос Жигунову о том, есть ли кто-то среди подсудимых, кто не избивал Борлакова. Он ответил, что таких нет, что все пятеро избивали. Я считаю, что в данном случае нет разницы, кто один раз ударил, а кто 50 раз«, – сказал Мишарин изданию «Кавказский узел».

Гособвинение требует для подсудимых от 10 до 15 лет колонии строго режима

Гособвинение попросило суд признать виновными пятерых подсудимых по делу о смерти в отделе полиции задержанного Мурата Борлакова и приговорить их к срокам заключения от 10 до 15 лет колонии строгого режима.

sud_dzheguta1
Усть-Джгеутинский районный суд, фото — kavkaz-uzel.ru

В ходе прений гособвинитель Азрет Джабаев запросил для начальника уголовного розыска Усть-Джегутинского РОВД Мурата Каракетова 15 лет исправительной колонии строго режима, для  оперуполномоченных Казбека Батчаева и Асхата Лайпанова — по 12 лет.

Начальника отдела полиции Расула Мамчуева и оперуполномоченного Таулана Айбазова гособвинитель попросил приговорить к 10 годам  лишения свободы.

Потерпевшая сторона согласилась с требованиями прокурора. Также она требует компенсацию морального вреда в размере 5, 5 млн. рублей.

Почему затянули судебный процесс?

Еще 21 июля судья Ирина Айбазова объявила о переходе к прениям сторон. Заседания откладывались раз 10, и последние участники прений выступили только в конце ноября.

По сути, сами прения сторон прошли в два заседания. Откладывали заседания по совершенно разным и непонятным причинам. Например, в День полиции 10 ноября конвойная служба просто не доставила подсудимых в суд.

Потерпевшая сторона считает, что процесс затянулся искусственно и называют несколько тому причин.

Возможно, по их мнению, это связано с предложениями Министру внутренних дел по КЧР Казимиру Боташеву перейти на более высокую должность, и сейчас лишний шум якобы не нужен. Хотя стоит отметить, что Казимир Боташев никогда не собирался замалчивать данную ситуацию.

«В связи со смертью Мурата Борлакова в отделе полиции в Усть-Джегуте, решение о привлечении к уголовной ответственности принимаю не я и меру наказания также определяю не я. Это нужно понимать. Это компетенция Следственного Комитета. Я дал слово, что виновные будут доставлены. Меня просили обеспечить прибытие на допрос 15 сотрудников, что я и сделал. И там не все так просто», — заявил Боташев в одном из интервью.

Последнее в этом году заседание по делу состоялось 8 декабря. На нем был продлен срок ареста подсудимым. Подсудимые должны выступить с последним словом после новогодних праздников. Затем судья намерена огласить приговор.

Ася Капаева

4 комментария

  • Гражданин РФ Ответить на этот комментарий

    27.12.2016 в 17:54

    Есть в Верховном суде КЧР понятие «Личная просьба». В этом вся справедливость.

  • Маруа Ответить на этот комментарий

    26.12.2016 в 09:40

    Я верю, что справедливость все же восторжествует, и все виновные понесут наказание.

  • Тима Ответить на этот комментарий

    26.12.2016 в 09:16

    Автор статьи прав. Не Боташев (или не МВД) занимается подобными судебными процессами. Материалы по подсудимыми передают в Следственный комитет, это их компетенция, далее СК уже работает с прокуратурой. А итоги никак не повлияют на министра (люди часто ошибочно думают что «всеми делами на свете занимается только мвд») Судебные процессы всегда обычно затягиваются по всей стране, западная правовая система такова. А в данном случае этим делом полностью занимается Следственный комитет и если затягивается вне рамках закона (а я так не думаю), то надо обращаться в Следственный комитет

  • Тима Ответить на этот комментарий

    26.12.2016 в 08:58

    интересно. но обычный уголовный судебный процесс Следствнного комитета.. пусть виновные получат по справедливости, не будут наказаны не виновные и не будет клеветаться на непричастных. каждый человек несет ответственность только за свои действия и за действия своих несовершеннолетних детей. не более

Оставить комментарий

Login

Welcome! Login in to your account

Remember me Lost your password?

Don't have account. Register

Lost Password

Register